Проблемы при регистрации на сайте? НАЖМИТЕ СЮДА!                               Не проходите мимо весьма интересного раздела нашего сайта - проекты посетителей. Там вы всегда найдете свежие новости, анекдоты, прогноз погоды (в ADSL-газете), телепрограмму эфирных и ADSL-TV каналов, самые свежие и интересные новости из мира высоких технологий, самые оригинальные и удивительные картинки из интернета, большой архив журналов за последние годы, аппетитные рецепты в картинках, информативные Интересности из Интернета. Раздел обновляется ежедневно.                               Всегда свежие версии самых лучших бесплатных программ для повседневного использования в разделе Необходимые программы. Там практически все, что требуется для повседневной работы. Начните постепенно отказываться от пиратских версий в пользу более удобных и функциональных бесплатных аналогов.                               Если Вы все еще не пользуетесь нашим чатом, весьма советуем с ним познакомиться. Там Вы найдете много новых друзей. Кроме того, это наиболее быстрый и действенный способ связаться с администраторами проекта.                               Продолжает работать раздел Обновления антивирусов - всегда актуальные бесплатные обновления для Dr Web и NOD.                               Не успели что-то прочитать? Полное содержание бегущей строки можно найти по этой ссылке.                              

«Советская матрица» от братьев Стругацких

«Советская матрица» от братьев Стругацких
(с)kommersant.ru

"Мы рождены, чтоб сказку сделать былью", — провозглашал советский марш 1920-х годов. Версия, которая стала популярной среди советской интеллигенции, сардонически заявляла" Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью".

Братья Стругацкие — легендарные авторы научной фантастики послевоенных лет, чьи новеллы трактовались как священные писания для их читателей. Старший Аркадий и младший Борис начинали как преданные коммунистические идеалисты, обращенные в рабство в Советском революционном проекте, и заканчивали как суровые критики, приравнивая драматичность и кошмар мира Кафки к Советскому режиму. Для братьев научная фантастика была не только простой уловкой или способом высказать запрещенные аллегории эзоповским языком; для них это была единственная уместная возможность ответить в полной мере на мораль, установленную в то время, и закрыть глаза на технологический провал.

Из их историко-философского мировоззрения вытекают два главных положения. Первое, частично заимствовано от Станислава Лема, которое считает ошибочным взгляды человека на вселенную.

Человеческая история всего лишь "пикник на обочине дороги" в целом космосе. Братья создают вечные проблемы человечества в своем одном из самых знаменитых произведений, а потом делают его не столько безвыходным, сколько бессмысленными.

Слово "Прогресс" становится для них словом, которому нельзя доверять. Второе утверждение исходит из книги "Цивилизация и ее недовольство" Зигмунда Фрейда. Исходя из этого Стругацкие утверждают, что мир обречен, потому что никогда не сможет найти грань между хаосом и порядком. Хаос сам по себе — это безграничная свобода, которая ведет к разрушениям, как только блюстители закона и правители стараются его подавить в больших масштабах — это приводит к террору.

Не влюбленные в религию, анархию, демократию или утопию, братья видят лишь хаос и порядок — как единственную проблему, которую не в силах решить человечество. Их самая долгая попытка рассуждения на эту тему описана в романе "Град Обреченный".

Остается загадкой лишь одно, как угрюмый Борис, переводчик с японского по образованию, и открытый Аркадий со степенью по астрономии, смогли написать 30 книг сообща. Борис, который пережил Аркадия на 21 год, утверждал, что все они сочиняли вместе, абсолютно каждое предложение. Они работали над "Градом обреченным" в течении 3 лет, в период с 1972-1975 год, и быстро пришли к мысли, что роман не может быть опубликован или просто доведен до публики. Изначально было напечатано только 3 экземпляра, а уже спустя много лет, в 1988 и 1989 году, роман опубликовали и он стал доступен широкой публике.

«Советская матрица» от братьев Стругацких
Улитка на склоне/Олег Турков, жур.Смена

Для Стругацких "Град Обреченный", потому что в нем не было скрытой аллегории. Вся тайна или абсурд лежали на поверхности, но были заключены в совершенно реалистичную обстановку в стиле, который был присущ Кафке. Подчерпнув схожие наклонности в более ранней "Улитке на склоне", братья погрузили себя в исследования Кафки и написали недвусмысленный текст, который заключает в себе и

Место действия происходит в странном городе, где солнце тухнет и восходит по своему желанию. Некие силы проводят эксперимент, импортируя людей со всего мира после Второй Мировой войны. Город представляет собой матрицу — явное параллельное зеркальное измерение для Советского союза. Город также выступает как Вавилонская башня, где трудятся люди разных национальностей, каждый из народов разговаривает на своем языке, но все равно понимает о чем говорят другие люди. Однако лингвистическое чудо, вовсе не распространяется на все сферы жизни, которые являются серыми, ограниченными и действующими под пустыми лозунгами. Именно этот прием помогает Стругацким показать разные эпохи Советской власти от Сталинского периода до застоя 1970-х годов. Эти периоды идут не в хронологическом порядке, а вперемешку, символизируя неизменный порочный круг советской власти.

Жителям города назначаются рабочие места и профессии, которые они должны менять на регулярной основе. Один житель — Андрей Воронин — главный герой романа — работает астрономом. В 1951 году его "выдергивают" из Ленинграда через шесть лет после окончания войны и за 2 года до кончины Сталина.

Дворник в первой части, он поднимается по социальной лестнице сквозь весь текст: от прокурора до главного редактора городской газеты, а затем до старшего советника в новом режиме, который принес немец Фриц Хеигер. Таким образом, писатели хотят показать сущность Андрея: "Комсомольский Ленинист-Сталинист" — истинный коммунистический верующий, который с легкостью превращается в высокопоставленного чиновника, а также соратник заядлого гитлеровского нациста.

Андрей присоединяется к эксперименту именно для того, чтобы увидеть, как исполняется коммунистическая мечта, которая в скором будущем может быть исполнена уже в настоящем Советском Союзе. Во второй части новеллы он входит в святую-святых – Красное здание, где он играет в шахматы со Сталиным, используя вместо фигурок живых людей. Во время игры с "великим стратегом",именно так называют его соперника, главному герою приходится столкнуться с жестокой мудростью и уловками, которые шокируют его, но не разубеждают его от правильности дела.

Андрей связывает необходимость коммунизма с проблемой хаоса с целью преобразовать его в "новые человеческие отношения". Этот философский идеализм очень быстро (и как утверждают сами авторы) и неизбежно превращается в жажду власти.

Прорыв происходит в конце сюжета, когда Хейгер отправляет главного героя в экспедицию в самые дальние уголки города, где могут скрываться предполагаемые враги. Этот поход заканчивается резней между членами экспедиции. Андрею везет и он выживает, после этого он сразу вспоминает Ленинград и понимает, что его жизнь и идеология потерпели фиаско. Борис Стругацкий остался со своей матерью в Ленинграде во время блокады, Аркадий успел сбежать вместе со своим отцом — и поэтому особенно важно, что ужасы осады открывают ему глаза на лживость и всего остального. "Это был не эксперимент", — рассуждает он. "И этот город был ужаснее, чем тот". В нем не было ничего обычнее, чем смерть. Но пока власть функционировала, город мог стоять. Он понимает, что власть не заботиться "о нас", для нее нет понятие человек, а есть только население, которое можно принести в жертву.

«Советская матрица» от братьев Стругацких
Град обреченны/(с)vatikam.com

Травма осады возвращает Андрея к проблеме хаоса, «неотъемлемой для человека». И проблема большевистской идеологии подчинить ее, оканчивается неудачей, как и все идеологии ради которых нужно пролить много крови. Андрей начинает размышлять, а кто здесь хороший: тот, кто дает хаосу свободу, или тот, кто пытается это хаос усмирить. И тут он сталкивается с проблемой: «игра в свободный хаос» бесполезна. Человек основываясь на своих инстинктах, стремится не к братству и равенству, а всего лишь к власти.

Андрей к концу романа приближается к истинной платонической модели философа и приобретает «понимание». Отстраненный от всех людей, он не видит выхода из экзистенциального состояния, но все же хочет жить. Подобно Штраусу в его «Преследованиях и искусстве письма», главный герой должен научиться общаться с двумя видами людей, с теми, у кого есть «понимание», и у кого его нет. По иронии судьбы Андрей называет этот компромисс «удобной нишей» — местом, где оказалось большое количество интеллигенции в Советском союзе в 1970-х годах.

Помимо платонического «Афинского» слоя, в романе присутствует слой «Иерусалимский». Он представлен евреем Изей Кацманом, которой остался в живых вместе с Андреем после экспедиции. Именно через Изю, который помог главному герою попасть в Секретную полицию для пыток, Андрей приобретает «понимание». Но портрет Изи не просто так добавлен в рассказ, ведь Братья Стругацкие произошли от русской матери и еврейского отца. Сам Изя присоединяется к эксперименту из-за любопытства. Он выступает как Еврейский Сократ, вечный скептик и обманщик. В конце романа Андрей все-таки признает мудреца в своем еврейском товарище, который развивает теорию «Великого Храма». Храм – это наследие меньшинства, который строится избранными немногими: писателями, художниками, философами, мыслителями.

Философия Изи находится в нескольких шагах от прежней идеализации интеллектуалов и интеллигенции Стругацких, как противоядие от тоталитаризма. Изя признает, что строители храма не защищены от нечистот жизни, но они являются единственным положительным источником поддержки человечества. Их статус «меньшинства» подчеркивает еврейские основы храма. Действительно вывод романа зависит от отношений между евреем и неевреем. На последней странице главный герой видит кого-то в тумане. Происходит выстрел, а затем выстрел в ответ, отчетливо слышен крик Изи. Остается загадкой: Андрей стрелял в своего двойника или в Изю.

После выстрела Андрей оказывается снова в Ленинграде, в 1930 – ом году. Он видит мать Изи, которая зовет его и понимает, что теперь он встал на его место. Главным в эксперименте было не только обрести «понимание», но и влезть в «шкуру» другого. Самое парадоксальное в свете катастроф ХХ века – чтобы произошли, действия описанные в романе, еврей должен был исчезнуть.

Автор: Synchronization
.:: Статистика ::.
Пользователи
HTTP: 4
IRC: 7
Jabber: 1
( состояние на 13:42 )
ADSL-газета: Ежедневно свежие анекдоты, гороскоп, погода, новости, ТВ-программа, курс валют

Интересности из Интернета: Интересные статьи на разнообразные темы, найденные на просторах интернета

Компьютерная консультация

Единый личный кабинет