Проблемы при регистрации на сайте? НАЖМИТЕ СЮДА!                               Не проходите мимо весьма интересного раздела нашего сайта - проекты посетителей. Там вы всегда найдете свежие новости, анекдоты, прогноз погоды (в ADSL-газете), телепрограмму эфирных и ADSL-TV каналов, самые свежие и интересные новости из мира высоких технологий, самые оригинальные и удивительные картинки из интернета, большой архив журналов за последние годы, аппетитные рецепты в картинках, информативные Интересности из Интернета. Раздел обновляется ежедневно.                               Всегда свежие версии самых лучших бесплатных программ для повседневного использования в разделе Необходимые программы. Там практически все, что требуется для повседневной работы. Начните постепенно отказываться от пиратских версий в пользу более удобных и функциональных бесплатных аналогов.                               Если Вы все еще не пользуетесь нашим чатом, весьма советуем с ним познакомиться. Там Вы найдете много новых друзей. Кроме того, это наиболее быстрый и действенный способ связаться с администраторами проекта.                               Продолжает работать раздел Обновления антивирусов - всегда актуальные бесплатные обновления для Dr Web и NOD.                               Не успели что-то прочитать? Полное содержание бегущей строки можно найти по этой ссылке.                              

Артиллерийский удар по Парижу

Накануне Первой Мировой войны не была по достоинству оценена дальнобойная артиллерия. Считалось, что дальности в 4-5 км вполне хватит для ведения наступательных действий. Однако через некоторое время, в связи с затягиванием позиционной войны, началась бешеная гонка за увеличением дальности стрельбы.

Артиллерийский удар по Парижу

Уже в апреле 1915 г. германские снаряды упали на французский порт Дюнкерк, находившийся в 45 км от линии фронта. В 1917 г. немцы обстреляли крупные населенные пункты и узлы коммуникаций Сент-Омер и Дуленс с дистанции 62 км. Но рекордно большая дальность была достигнута при обстреле столицы Франции — Парижа.

В ходе войны непрерывно совершенствовались средства обороны союзников против германских воздушных атак. Немецкие асы со все большим трудом прорывались к французской столице. Между тем моральный эффект воздушных атак на Париж был значителен, поэтому продолжать удары по городу немцам было необходимо.

При обсуждении этой проблемы в германском Генеральном штабе в августе 1916 г. один молодой офицер заметил: "Почему же нам не стрелять по Парижу?" Идея была подхвачена, однако представители артиллерийских войск заявили: "Семьдесят пять миль — это невозможно". Тем не менее от идеи было решено не отказываться. К ее осуществлению был привлечен завод Круппа в Эссене, а также ряд специалистов и математиков.

Вначале предстояло выяснить, может ли поставленная задача быть решенной. Этот вопрос был передан в лаборатории. Там были вычислены пределы необходимого давления газов, и теперь оставалось определить, выдержит ли материал орудия подобную нагрузку.

После нескольких недель тщательных изысканий сталь достаточной прочности была разработана. Тогда перед конструкторами встала другая проблема, а именно — сможет ли промышленность создать оборудование для изготовления и обработки этого нового типа орудия. В результате такое оборудование оказалось готовым к работе через несколько недель.

Артиллерийский удар по Парижу
Монтаж "Парижской пушки"

Наконец, последний вопрос заключался в том, будет ли орудие готово до окончания военных действий. Чертежным и конструкторским бюро, лабораториям и литейным цехам задали исключительно высокие темпы работы.

В течение этого времени Генеральный штаб и артиллерийские эксперты окончательно составили схематический чертеж стрельбы. Весной 1917 г. Главная квартира получила сообщение о том, что орудие готово для испытания стрельбой.

Однако нигде: ни в Германии, ни в Центральной Европе — не нашлось полигона, где можно было бы испытать орудие с предполагаемой дальностью в 80 миль (129 километров). Тогда было решено стрелять в море. Поэтому испытания начались на побережье, вблизи Куксхафена.

Сразу после первого выстрела присутствовавших офицеров Генштаба, конструкторов и гражданских экспертов охватило разочарование. Снаряд пролетел только 56 миль (90 км) вместо первоначально ожидавшихся 75 миль (121 км). Второй выстрел дал такой же результат. Испытание было прекращено. Орудие отправили обратно в Эссен на реконструкцию.

По окончании изготовления пушки, получившей название "Колоссаль", из личного состава полка морской артиллерии в Киле был набран орудийный расчет. Для выполнения функций артиллерийского наблюдателя нашли и завербовали немца, который проживал в Париже около 20 лет. Этот человек должен был определять точные места падений германских снарядов во французской столице и сообщать о них в германский штаб через Швейцарию как можно скорее. Промежуточные агенты также нашлись, и цепь связи в целом оказалась налаженной.

Местоположение дальнобойного орудия было выбрано вблизи деревни Крепи, где фронт образовывал выступ и более всего приближался к Парижу. Через два месяца изготовили основание для лафета. Бетонный массив потребовал свыше 100 тонн цемента, 200 тонн гравия и 2,5 тонны проволочной арматуры.

Руководителем бомбардировки был назначен вице-адмирал Рогге — начальник артиллерийского отдела адмиралтейства, а его помощником — профессор Роузенберг — один из конструкторов орудия. В расчет "парижской пушки" входили также: капитан 2-го ранга, несколько офицеров, главный инженер, эксперт по артиллерии, артиллерийские техники, инженер, доктор с медицинским отделением, одно запасное отделение и взвод для обслуживания боеприпасов.

Наконец, привезли само орудие. Оно имело 110 футов (32,5 м) в длину и 40 дюймов (1,016 м) в диаметре. Толщина стенок в казенной части составляла 16 дюймов (40,6 см). Орудие имело калибр 8 дюймов (203 мм) и весило 200 тонн. Поскольку ствол из-за большой длины и веса должен был прогибаться, следовало в обязательном порядке наблюдать за тем, чтобы ось орудия оставалась математически правильной после выстрела. С этой целью пушку выпрямляли после каждого выстрела при помощи системы полиспастов, причем ось проверяли при помощи телескопической трубы.

Артиллерийский удар по Парижу
Траектория выстрела "Парижской пушки"

На основании расчетов предполагалось, что пушка сможет дать только 65 выстрелов, причем калибр снарядов должен был постепенно возрастать, поскольку после каждого выстрела вследствие износа увеличивался калибр орудия. Поэтому снаряды пронумеровали, и они выстреливались в точно установленной последовательности.

В обычном орудии, для того чтобы снаряды ложились точно в цель, на стальной оболочке каждого из них имеется медный поясок, который движется по нарезам ствола, придавая снаряду необходимую закрутку (гироскопический эффект) и, следовательно, точность. Однако в пушке "Колоссаль" обычный медный поясок под влиянием температуры газов и трения неминуемо бы расплавился. Поэтому на снарядах пришлось сделать выступы из стали соответственно нарезке ствола, которые были тщательно рассчитаны с учетом износа орудия.

После 15-го снаряда мог использоваться только 16-й, а после 35-го — только 36-й. Их калибр изменялся от 8 до 9 дюймов (от 203 мм до 228 мм). Вес снарядов составлял около 123 кг, в них ввинчивались по 2 взрывателя с целью гарантированного стопроцентного разрыва.

Порох содержался при постоянной температуре в 15 градусов. Всякое изменение температуры ухудшило бы результаты выстрела на величину, значение которой просчитать не удалось. Заряд состоял из 152,8 кг пороха. Для достижения начальной скорости снаряда — около 1300 м в секунду — порох должен был развить давление в канале до 5000 атмосфер.

Наблюдающий за боеприпасами в специальной химической лаборатории получал с КП все необходимые указания для расчета заряда в последнюю минуту, скрупулезно взвешивал его, помещал в шелковый картуз и отсылал к орудию.

Батарейный пост в Крепи был соединен непосредственно с Главной квартирой, с 30 батареями, со штабом фронтовой линии, с обсерваторией, а также с заводами и штабом железных дорог.

Орудие было хорошо замаскировано. Батарея походила на театральную сцену со стороны кулис: парусина, сети и проволока свисали над массивными железными конструкциями, над крепостными укреплениями, над бараками, кранами, путями, погребами. Летчик мог увидеть только коричневые и зеленые пятна, выглядевшие вполне безобидно и напоминавшие лес.

К весне 1918 г. Франция довела до совершенства технику обнаружения местоположения неприятельских батарей. Звукометрические группы и станции, определяющие места орудий при помощи расчетов, основанных на наблюдении за вспышками и звуком, на измерении времени полета снаряда, на аэрофотосъемке и наблюдениях из окопов, могли определять места расположения новых батарей с точностью до 50 кв. м. Артиллерийские наблюдательные самолеты непрерывно наблюдали за огнем своей артиллерии, и таким образом неприятельскую батарею можно было привести к молчанию без особого труда.

Для того чтобы предохранять "парижское орудие" от такой участи, немецкий Генеральный штаб отдал распоряжение о тщательной маскировке стрельбы. С этой целью около 30 легких, тяжелых и сверхтяжелых батарей были собраны в лесу Крепи и кольцом расположены вокруг "парижского орудия". Они должны были стрелять строго одновременно с этим орудием, чтобы французские звукометрические станции не могли выделить отдельные батареи.

Артиллерийский удар по Парижу
Снаряд "Парижской пушки"

В распоряжение командования "парижской пушки" отправились десять авиационных частей со спецзаданием — наблюдать за неприятельской пехотой, артиллерией и самолетами. Была организована специальная противовоздушная оборона, которая сбила несколько вражеских аэропланов (за 18-19 марта было сбито 45 самолетов противника).

Огромное значение для каждого выстрела по Парижу имели метеорологические наблюдения. Температура, влажность и сила ветра учитывались до высоты 25 миль (40 км).

Кроме получения данных о падении своих снарядов, штаб батареи в лесу Крепи заботился и о том, чтобы получать информацию о каких бы то ни было контрмерах, предпринимаемых противником. Для решения данной задачи также требовалась заблаговременная тщательная подготовка. Через французского телефониста — шпиона при Главной французской квартире были получены сведения, что маскировка выстрелов "парижской пушки" превосходна, что все усилия французов установить хотя бы приблизительное местонахождение орудия при помощи пеленгации вспышек и звукометрии оказались тщетными и что для получения нужных сведений французы послали секретных агентов.

Обеспечением быстрой и надежной связи с наблюдателем в Париже занимался разведывательный отдел германской Главной квартиры. Сообщения наблюдателя должны были доходить до Главной квартиры в течение нескольких часов после падения снарядов.

Когда вся предварительная подготовка завершилась, воздушные атаки на Париж были прекращены, с тем чтобы последующее нападение имело больший эффект и чтобы воронки от снарядов можно было легко обнаружить, не смешивая их с воронками от авиабомб.

23 марта 1918 г. в 4 часа 30 минут во всех войсковых соединениях в лесу Крепи прозвучал сигнал тревоги. В 6 часов утра все тридцать батарей сообщили о готовности к действию. В 7 часов утра в Главную квартиру было передано донесение, что "орудие на позиции Вильгельма готово к стрельбе". Ответное распоряжение — "действовать" — получили немедленно. После команды "огонь!" главный канонир дернул шнур — и все присутствующие в лесу Крепи были удивлены безобидностью звука выстрела: он, казалось, растаял в воздухе.

С беспокойством и нетерпением ждали на батарее точных сведений о результатах. Информация в Генеральный штаб поступила только через четыре часа. Разведывательная служба оказалась на высоте. Три минуты спустя после того как главный канонир дернул за шнур, солдаты из взвода саперов, проходившие по набережной Сены, услышали жужжание снаряда. Саперы разбежались и залегли. Струя пламени взметнулась вверх, над набережной Сены появился клуб серо-коричневого дыма. Поднялась паника. На улице лежали убитые и раненые, появилась полиция и место падения снаряда было быстро оцеплено.

Скоро распространилось сообщение о другом взрыве — на Страсбургском бульваре, около Восточного вокзала. Германский наблюдатель в Париже записал: "Первый выстрел — 23 марта, 7 часов 20 минут 15 секунд. Набережная Сены, дом № 6, два убитых, пять раненых. Второй выстрел — 23 марта, 7 часов 40 минут 45 секунд. Улица Карла V, угол улицы Ботрейлис, четыре убитых, девять раненых. Разрушено такси".

Эти сведения наблюдатель зашифровал и передал женщине, которая сообщила их по телефону на франко-швейцарскую границу. Там сообщение принял крестьянин, пересекавший границу на возу с сеном. Через полчаса молодой человек вблизи границы телефонировал в город Баль. Наконец шифровка попала в руки начальника шифровального отделения германского штаба. Через 4 часа после первого выстрела командир батареи в лесу Крепи мог поставить два красных креста на большом плане Парижа и рассчитать поправки для следующих выстрелов.

Вечером этого же дня радиостанция Эйфелевой башни оповестила французов о том, что неприятельским самолетам удалось прорваться за французские линии обороны на большой высоте и атаковать Париж. После первых разрывов на набережной Сены и на улице Карла V вся деловая жизнь в городе остановилась. В последующие дни началось паническое бегство из столицы. Всего город покинуло до 1 млн. человек.

Совещания в военных и гражданских штабах в Париже следовали одно за другим. Контрразведка была поднята на ноги, начались розыски — подозревали все, что угодно. Только через длительный промежуток времени французы выяснили наконец, что по Парижу стреляла германская дальнобойная пушка.

Поскольку звукометрические и пеленгаторные станции были не в состоянии обнаружить ее, разведка изо всех сил старалась определить точное местоположение германской пушки. Было принято решение десантировать двух агентов за германскими линиями. Но первому самолету не удалось найти места и возможности для посадки, а второй был сбит. Затем французы попытались высадить агента с подводной лодки, но при подходе к берегу она была повреждена и ушла.

Вскоре французскому агенту в Германии все же удалось получить данные о местонахождении орудия. В течение трех дней артиллерия вела ожесточенный обстрел указанной агентом точки, однако она находилась на расстоянии 5 миль от "парижской пушки". Несколько позднее во время ремонта в одном из парижских домов был обнаружен тайный телефонный провод, ведущий на чердак, где собственно и располагался наблюдательный пункт германского агента. Четыре недели полиция наблюдала за этим чердаком, но безрезультатно — наблюдатель вовремя скрылся.

Спустя некоторое время в лесу Крепи немецкий патруль обнаружил подвал, в котором были печь, стулья, стол, открытые английские консервные банки, французские газеты. Несомненно, здесь появлялись шпионы. Вскоре французские и английские батареи открыли огонь по позиции "парижской пушки". За две недели союзники выпустили по батарее 5 тыс. тяжелых снарядов, но они не причинили никакого вреда самому орудию, и обстрелы Парижа продолжались.

9 августа немцы дали последний выстрел из пушки "Колоссаль". Всего с трех позиций по Парижу было выпущено 303 снаряда. Из них 183 разорвалось в центре французской столицы, 120 — на окраинах. Городу был нанесен существенный материальный ущерб, в результате обстрелов пострадало более 1000 человек. Однако важнее было моральное давление, оказанное бомбардировкой на французское правительство и население.

Артиллерийский удар по Парижу
Парижская пушка" на позициях

В марте 1918 г. в Париж прибыл полковник английской армии Ваттевилле, чтобы собрать данные о бомбардировке с дальней дистанции на месте. Германское наступление 1918 г. было тогда в полном разгаре, и обеспокоенное английское командование хотело выяснить, существует ли для Лондона угроза бомбардировок из германских дальнобойных орудий в том случае, если английские войска отступят и немцы получат возможность установить орудия, например, в районе Кале.

Выводы, сделанные полковником, свидетельствовали, что в случае установки немцами дальнобойных орудий около мыса Гринэ они смогут обстреливать только юго-восточную окраину Лондона, но не более. Понятно, что такой расчет был в достаточной мере приблизительным, так как англичане в то время не знали точно, какова предельная дальность стрельбы германского орудия.

Полковник Ваттевилле считал, что бомбардировка Парижа немцами в 1918 г. представляет собой образец военной операции, непревзойденной по оригинальности замысла, искусству и настойчивости выполнения, а также по тщательности и точности подготовки.

Нельзя не согласиться с этим выводом, особенно если вспомнить, что дальность стрельбы артиллерии в течение целых пяти столетий не превышала 4-5 км, затем в течение нескольких десятилетий до войны 1914-1918 гг. достигла 30 км и, наконец, неожиданно в 1918 г. увеличилась до 128 км. Этот скачок казался чудом и триумфом военной науки и техники.

.:: Статистика ::.
Пользователи
HTTP: 6
IRC: 6
Jabber: 1
( состояние на 11:44 )
ADSL-газета: Ежедневно свежие анекдоты, гороскоп, погода, новости, ТВ-программа, курс валют

Интересности из Интернета: Интересные статьи на разнообразные темы, найденные на просторах интернета

Компьютерная консультация

Единый личный кабинет