Проблемы при регистрации на сайте? НАЖМИТЕ СЮДА!                               Не проходите мимо весьма интересного раздела нашего сайта - проекты посетителей. Там вы всегда найдете свежие новости, анекдоты, прогноз погоды (в ADSL-газете), телепрограмму эфирных и ADSL-TV каналов, самые свежие и интересные новости из мира высоких технологий, самые оригинальные и удивительные картинки из интернета, большой архив журналов за последние годы, аппетитные рецепты в картинках, информативные Интересности из Интернета. Раздел обновляется ежедневно.                               Всегда свежие версии самых лучших бесплатных программ для повседневного использования в разделе Необходимые программы. Там практически все, что требуется для повседневной работы. Начните постепенно отказываться от пиратских версий в пользу более удобных и функциональных бесплатных аналогов.                               Если Вы все еще не пользуетесь нашим чатом, весьма советуем с ним познакомиться. Там Вы найдете много новых друзей. Кроме того, это наиболее быстрый и действенный способ связаться с администраторами проекта.                               Продолжает работать раздел Обновления антивирусов - всегда актуальные бесплатные обновления для Dr Web и NOD.                               Не успели что-то прочитать? Полное содержание бегущей строки можно найти по этой ссылке.                              

Оружейная экзотика: Кривоствол

Идея оружия с кривым стволом не нова, ведь оно позволяет поразить противника, не показываясь из-за укрытия, – окопа, угла здания, люка танка. Правда, особым успехом работы по созданию таких стрелковых систем не увенчались. Тем не менее сегодня они переживают своеобразный ренессанс, поскольку, как оказалось, могут быть весьма полезны для отрядов специального назначения, ведущих борьбу с террористами.

Представьте себе такую картину: над бруствером окопа появляется странного вида оружейный ствол. Стрелка при этом не видно, но он ведёт прицельную стрельбу, не высовываясь из траншеи. Точно также такой ствол может появиться из-за угла здания, из люка боевой машины. Во всех этих случаях стрелок находится в безопасном месте, и, оставаясь неуязвимым, поражает противника, потому что у него в руках кривоствольное оружие.

Это вовсе не фантастика, а документальные кадры кинохроники периода Второй мировой войны. Именно в это время очень активно велась разработка стрелковых систем с кривым стволом.

Приоритет в реализации этого проекта принадлежит Германии, которая вела постоянные войны и была заинтересована в сохранении своих солдат и поражении большего количества солдат противника. В Первую мировую войну финны придумали для винтовки Мосина хитрое приспособление с перископом. В ходе уличных боёв Второй мировой войны идея создания кривоствольного оружия обрела новое дыхание

Сама идея создания такого оружия к тому времени была далеко не нова. Ещё в 1868 г. русский генерал от артиллерии Н. В. Маиевский, профессор баллистики Михайловской артиллерийской академии, предложил проект кривоствольной пушки, заряжаемой с казны. Правда, делал он это с целью увеличения дальности стрельбы дисковым снарядом. При выстреле из орудия с изогнутым вверх каналом ствола, снаряд дисковидной формы, установленный на ребро, прижимался центробежной силой к нижней части ствола и получал необходимое вращение, которого добивались конструкторы.

Одну такую пушку изготовили. Опытные стрельбы, проведённые в 1871—1873 гг., подтвердили правильность расчётов: дисковидный снаряд массой 3,5 кг с начальной скоростью 480 м/с, пролетел 2500 м, в то время как обычное ядро той же массы при тех же условиях — всего 500 м. Но, главное, — в этом эксперименте была доказана реальность ведения стрельбы из кривоствольного оружия.

Используя эту идею, немецкие специалисты создали приспособление для стрельбы из винтовок из-за укрытия. В ходе ведения оборонительных боев в 1942—1943 гг. на Восточном фронте Вермахт столкнулся с необходимостью создания оружия, предназначенного для поражения живой силы противника, причём сами стрелки должны были находиться вне зоны настильного огня, т.е. в траншеях или за стенами зданий.

Самые первые примитивные образцы подобных устройств появились на Восточном фронте уже в 1943 г. Они предназначались не только для самозарядных винтовкок G.41 (W) и G.41(M), но и для магазинных карабинов Маузер 98К, хотя перезаряжание последних вручную под огнем противника было делом достаточно опасным и в значительной степени сводило на нет саму идею стрельбы из-за укрытия. Весьма громоздкие и весьма неудобные приспособления состояли из металлического штампосварного корпуса, на котором крепился приклад со спусковым устройством и перископ. Деревянный приклад крепился к нижней части корпуса двумя винтами с барашковыми гайками и мог откидываться. В нём был смонтирован спусковой крючок, соединённый с помощью спусковой тяги и цепочки со спусковым механизмом винтовки. В верхней части корпуса, между боковыми стенками, имелась опорная планка для приклада винтовки, закреплённая опорным винтом. Спереди она накладывалась на эксцентричную втулку, насаженную на переставной винт установочного рычага, который завинчивался до отказа барашковой гайкой. Сверху корпуса на шарнире крепилась наметка с двумя зажимами. На её внутренней стороне имелись упоры, с помощью двух винтов прижимавшиеся к опорной планке корпуса приклада винтовки.

Прицельная стрельба из этих устройств из-за большой массы (вес с самозарядной винтовкой G.41(W) — 10,4 кг; с карабином Маузер 98К — 9,5 кг) и сильно смещённого вперед центра тяжести, могла производиться только после их жёсткой фиксации в упоре. Устройства для стрельбы из-за укрытий поступили на вооружение специальных команд, задачей которых было уничтожение командного состава противника в населённых пунктах.

Кроме пехотинцев, в кривоствольном оружии остро нуждались и германские танкисты, которые достаточно быстро почувствовали беззащитность своих машин в ближнем бою. Бронетехника имела мощное вооружение, однако когда противник находился в непосредственной близости от неё, весь этот арсенал оказывался бесполезным. Без поддержки пехоты танк довольно легко можно было уничтожить «коктейлем Молотова», противотанковыми гранатами или магнитными минами. Невозможность борьбы с вражескими солдатами, находящимися в мёртвой зоне, заставила немецких конструкторов-оружейников заняться этой проблемой. И здесь искривлённый ствол оказался очень интересным и чуть ли не единственным приемлемым решением.

В конце 1943 г. Ханс-Иоахим Шаеде, начальник производственного управления Министерства вооружений и военной промышленности, предложил установить искривлённый ствол на танковый пулемёт MG.34, для более эффективной обороны бронированных машин.

В конце 1943 г. фирма Rheinmetall получила заказ на создание особых приспособлений — искривлённых стволов с целью их использования на всех образцах штатного оружия, рассчитанного под винтовочно-пулеметный патрон 7,92x57. Эти приспособления предназначались для уменьшения «мёртвых зон» с дистанций 150—200 м до 15—20 м. Первый опытный образец специальной насадки (Krummerlauf, нем. — изогнутый ствол) одевался на штатный карабин Маузер К98к. Изогнутый на 15 градусов опытный ствол имел гладкий внутренний канал диаметром 10 мм, а внешний его диаметр составлял — 36 мм. Но результаты испытательных стрельб оказались неудовлетворительным. Когда же начали испытывать стволы карабинов, изогнутые на 30 градусов с радиусом 250 мм, то обозначился первый успех. В конечном итоге, выбор был сделан в пользу специальных изогнутых стволов калибра 7,92 мм с указанными выше параметрами, с внешним диаметром около 16 мм и толщиной стенки 4 мм. Эксперименты проводились со стволами с кривизной 15, 30, 40, 60, 75 и 90 градусов. Внутренняя баллистика была настолько тщательно рассчитана, что на дальностях стрельбы до 400 — 500 м она была аналогична баллистике движения пули в нормальном стволе, за исключением определённого снижения начальной скорости и увеличения рассеивания пуль. Причём, несмотря на нестабильность оружия при автоматической стрельбе, были получены удовлетворительные результаты по меткости. Несколько подобных приспособлений изготовили и для пулемёта MG.34, но они не выдержали испытаний, разрушившись уже на первой сотне выстрелов. Немецкий 7,92-мм винтовочный патрон оказался чересчур мощным для любого искривлённого ствола.

Тогда германские конструкторы выдвинули новую идею: не будет ли искривлённый ствол лучше работать с «промежуточным» патроном 7,92x33, который имел более короткую пулю и значительно меньшую дульную энергию. Испытания выявили, что «короткий» патрон идеально подходит для кривоствольного оружия и делает автомат единственным образцом, позволяющим осуществить на практике идею стрельбы из укрытия. Он работал за счёт использования энергии пороховых газов, поступающих из газоотводного отверстия в газовую камеру. Естественно, что при наличии криволинейной насадки истечение газов из ствола затруднялось, поскольку количество газов, поступающих из ствола в газовую камеру автомата, возрастало, а их воздействие на подвижные части автомата увеличивалось и могло стать причиной их поломки. Для избежания этого в задней части насадки имелись газоотводные отверстия для истечения газов наружу. Благодаря этому решению, удалось получить нормальные скорости подвижных частей автомата, укомплектованного искривлённым стволом-насадкой. Использование подобной насадки в комплекте с автоматами (штурмовыми винтовками) MP.43 значительно расширило их потенциальные возможности, позволив им вести плотный заградительный огонь вместо одиночных выстрелов из винтовок.

В июле 1944 г. автомат (штурмовая винтовка) MP.43 со стволом кривизной 90 градусов демонстрировался высшему руководству Вермахта.

В первом варианте нарезной ствол имел несколько газоотводных отверстий. Во время отстрела автомата с криволинейным стволом-насадкой точность стрельбы была вполне удовлетворительной. При стрельбе одиночными выстрелами на дальность 100 м, рассеивание составило 35 см. Живучесть подобного ствола оценивалась в 2000 выстрелов.

Испытания стали убедительным доказательством способностей нового оружия. 8 августа 1944 г. руководство Управления вооружения Вермахта (HwaA) выдало заказ Министерству вооружений Третьего рейха на производство в сжатые сроки 10 000 приспособлений для стрельбы из-за укрытий. Однако это было несколько преждевременным, поскольку проходившие испытания автоматов MP.43 выявили, что ствол с кривизной 90 градусов может удовлетворить потребности вооружения только танкистов, но никак не пехотинцев. 25 августа на заседании Управления вооружения Вермахта с представителями фирмы-разработчика Rheinmetall-Borsig было принято решение о проектировании второй модели ствола, с искривлением от 30 до 45 градусов, массой не более 2 кг и живучестью до 5000 выстрелов.

Это приспособление, получившее название Vorsatz J (проект Йот), предназначалось как для ведения уличных боев (стрельбы из-за угла), так и для ведения стрельбы из полевых оборонительных сооружения (траншей). Оно имело узел крепления, аналогичный винтовочному гранатомёту, т.е. в казенной части ствола монтировалось зажимное устройство, состоявшее из двух намёток с зажимным винтом. Регулировочное устройство обеспечивало возможность вывернуть перископический прицел и привести винтовку, установленную в приспособление, к нормальному бою. Крепление криволинейной насадки на стволе оружия можно было осуществлять не только с помощью намётки, но и с помощью втулки, а также и другими способами.

При разработке оружия с искривлённым каналом ствола изначально учитывались требования ведения прицельной стрельбы из окопов. Для обеспечения прицельной стрельбы были созданы прицелы двух типов — зеркальные и призменные. Стрельба из кривоствольных автоматов с такими прицелами практически не отличается от стрельбы из обычных автоматов с оптическими прицелами. После появления специального перископического прицела для ствола-насадки Krummerlauf возможности автоматов («штурмовых» винтовок) MP.43 / Stg.44, оснащенных криволинейными стволами-насадками с искривлением ствола на 30 градусов, резко возросли.

Прицельные приспособления нового устройства включали мушку и перископическо-зеркальную систему линз, которая позволила стрелку вести прицельный огонь от бедра. Линия прицеливания, проходя через секторный прицел и мушку автомата, преломлялась в линзах и отклонялась вниз. Перископические прицелы позволили вести прицельную стрельбу на дальности до 400 м. Так, при стрельбе из автомата МР.44 на дистанцию 100 м серией по 10 одиночных выстрелов эллипс рассеивания составлял 30x30 см, а на 400 м — 80x80 см. При автоматическом огне площадь рассеивания значительно возрастала и уже составляла на 100 м — 90x170 см. Вариант автомата МР.44, оснащённого насадкой Vorsatz J, получил обозначение Stg.44(V).

Для испытаний было решено изготовить десять устройств Vorsatz J. 27 октября 1944 г. представители Управления вооружения Вермахта, Министерства вооружений, и фирм-изготовителей: Rheinmetall, Bush, Zeiss и Bergmann приняли участие в проведении на полигоне фирмы Rheinmetall сравнительных испытаний различных моделей искривлённых стволов. Испытывались стволы-насадки с кривизной канала ствола 30 градусов и 90 градусов и несколько моделей перископических прицельных приспособлений.

Ствол-насадка с кривизной 30 градусов, оснащённый перископическим прицелом, оказался наиболее соответствующим для использования в пехотных частях, но для окончательного решения этого вопроса требовались войсковые испытания. Поэтому было принято решение послать шесть стволов-насадок и два набора трёх различных типов прицельных приспособлений пехотному училищу в Доберитце для их дальнейшей оценки.

После некоторой задержки в середине ноября все устройства были доставлены по назначению. Пехотное училище получило:

• два ствола-насадки с металлическими прицелами, установленными слева, и перископическими зеркальными приспособлениями на стволе;

• два ствола-насадки с металлическим прицелом сверху на стволе и перископическими зеркальными приспособлениями, смонтированными на цевье автоматов;

• ствол-насадку с металлическим прицелом слева;

• ствол-насадку с прицелом сверху на стволе, причём два последних в комбинации с прицельным перископическим приспособлением, смонтированным на стальном шлеме М 42.

На испытаниях предполагалось выбрать лучший вариант, наиболее удовлетворяющий всем требованиям Вермахта. Кроме того, планировалось исследовать живучесть, точность стрельбы и возможность монтажа этих приспособлений в полевых оборонительных сооружениях. Уже через две недели пехотное училище направило в Управление вооружения Вермахта отчёт об испытаниях, в котором говорилось, что ни одна из представленных моделей нового оружия не зарекомендовала себя с положительной стороны. Прицелы не были жёстко закреплены на оружии, что крайне отрицательно влияло на точность стрельбы. Кроме того, они располагались таким образом, что стрелку приходилось держать автомат у бедра, а это, в свою очередь, не придавало оружию устойчивости при ведении огня. Подобные проблемы можно было решить только с помощью специального устройства для стабилизации оружия. Тем не менее пехотная школа признала всё-таки пригодность подобного оружия для вооружения армии.


Идея оружия с кривым стволом не нова, ведь оно позволяет поразить противника, не показываясь из-за укрытия, – окопа, угла здания, люка танка. Правда, особым успехом работы по созданию таких стрелковых систем не увенчались. Тем не менее сегодня они переживают своеобразный ренессанс, поскольку, как оказалось, могут быть весьма полезны для отрядов специального назначения, ведущих борьбу с террористами.

Остаться неуязвимым должен был боец, вооружённый кривоствольным оружием. Именно поэтому конструкторы потратили немало сил на его создания.

Представьте себе такую картину: над бруствером окопа появляется странного вида оружейный ствол. Стрелка при этом не видно, но он ведёт прицельную стрельбу, не высовываясь из траншеи. Точно также такой ствол может появиться из-за угла здания, из люка боевой машины. Во всех этих случаях стрелок находится в безопасном месте, и, оставаясь неуязвимым, поражает противника, потому что у него в руках кривоствольное оружие.

Это вовсе не фантастика, а документальные кадры кинохроники периода Второй мировой войны. Именно в это время очень активно велась разработка стрелковых систем с кривым стволом.

Сама идея создания такого оружия к тому времени была далеко не нова. Ещё в 1868 г. русский генерал от артиллерии Н. В. Маиевский, профессор баллистики Михайловской артиллерийской академии, предложил проект кривоствольной пушки, заряжаемой с казны. Правда, делал он это с целью увеличения дальности стрельбы дисковым снарядом. При выстреле из орудия с изогнутым вверх каналом ствола, снаряд дисковидной формы, установленный на ребро, прижимался центробежной силой к нижней части ствола и получал необходимое вращение, которого добивались конструкторы. Одну такую пушку изготовили. Опытные стрельбы, проведённые в 1871—1873 гг., подтвердили правильность расчётов: дисковидный снаряд массой 3,5 кг с начальной скоростью 480 м/с, пролетел 2500 м, в то время как обычное ядро той же массы при тех же условиях — всего 500 м. Но, главное, — в этом эксперименте была доказана реальность ведения стрельбы из кривоствольного оружия.

Используя эту идею, немецкие специалисты создали приспособление для стрельбы из винтовок из-за укрытия. В ходе ведения оборонительных боев в 1942—1943 гг. на Восточном фронте Вермахт столкнулся с необходимостью создания оружия, предназначенного для поражения живой силы противника, причём сами стрелки должны были находиться вне зоны настильного огня, т.е. в траншеях или за стенами зданий.

Самые первые примитивные образцы подобных устройств появились на Восточном фронте уже в 1943 г. Они предназначались не только для самозарядных винтовкок G.41 (W) и G.41(M), но и для магазинных карабинов Маузер 98К, хотя перезаряжание последних вручную под огнем противника было делом достаточно опасным и в значительной степени сводило на нет саму идею стрельбы из-за укрытия. Весьма громоздкие и весьма неудобные приспособления состояли из металлического штампосварного корпуса, на котором крепился приклад со спусковым устройством и перископ. Деревянный приклад крепился к нижней части корпуса двумя винтами с барашковыми гайками и мог откидываться. В нём был смонтирован спусковой крючок, соединённый с помощью спусковой тяги и цепочки со спусковым механизмом винтовки. В верхней части корпуса, между боковыми стенками, имелась опорная планка для приклада винтовки, закреплённая опорным винтом. Спереди она накладывалась на эксцентричную втулку, насаженную на переставной винт установочного рычага, который завинчивался до отказа барашковой гайкой. Сверху корпуса на шарнире крепилась наметка с двумя зажимами. На её внутренней стороне имелись упоры, с помощью двух винтов прижимавшиеся к опорной планке корпуса приклада винтовки.

Прицельная стрельба из этих устройств из-за большой массы (вес с самозарядной винтовкой G.41(W) — 10,4 кг; с карабином Маузер 98К — 9,5 кг) и сильно смещённого вперед центра тяжести, могла производиться только после их жёсткой фиксации в упоре. Устройства для стрельбы из-за укрытий поступили на вооружение специальных команд, задачей которых было уничтожение командного состава противника в населённых пунктах.

Кроме пехотинцев, в кривоствольном оружии остро нуждались и германские танкисты, которые достаточно быстро почувствовали беззащитность своих машин в ближнем бою. Бронетехника имела мощное вооружение, однако когда противник находился в непосредственной близости от неё, весь этот арсенал оказывался бесполезным. Без поддержки пехоты танк довольно легко можно было уничтожить «коктейлем Молотова», противотанковыми гранатами или магнитными минами. Невозможность борьбы с вражескими солдатами, находящимися в мёртвой зоне, заставила немецких конструкторов-оружейников заняться этой проблемой. И здесь искривлённый ствол оказался очень интересным и чуть ли не единственным приемлемым решением.

В конце 1943 г. Ханс-Иоахим Шаеде, начальник производственного управления Министерства вооружений и военной промышленности, предложил установить искривлённый ствол на танковый пулемёт MG.34, для более эффективной обороны бронированных машин.


7,62-мм кривоствольный пулемёт системы Калашникова

В конце 1943 г. фирма Rheinmetall получила заказ на создание особых приспособлений — искривлённых стволов с целью их использования на всех образцах штатного оружия, рассчитанного под винтовочно-пулеметный патрон 7,92x57. Эти приспособления предназначались для уменьшения «мёртвых зон» с дистанций 150—200 м до 15—20 м. Первый опытный образец специальной насадки (Krummerlauf, нем. — изогнутый ствол) одевался на штатный карабин Маузер К98к. Изогнутый на 15 градусов опытный ствол имел гладкий внутренний канал диаметром 10 мм, а внешний его диаметр составлял — 36 мм. Но результаты испытательных стрельб оказались неудовлетворительным. Когда же начали испытывать стволы карабинов, изогнутые на 30 градусов с радиусом 250 мм, то обозначился первый успех. В конечном итоге, выбор был сделан в пользу специальных изогнутых стволов калибра 7,92 мм с указанными выше параметрами, с внешним диаметром около 16 мм и толщиной стенки 4 мм. Эксперименты проводились со стволами с кривизной 15, 30, 40, 60, 75 и 90 градусов. Внутренняя баллистика была настолько тщательно рассчитана, что на дальностях стрельбы до 400 — 500 м она была аналогична баллистике движения пули в нормальном стволе, за исключением определённого снижения начальной скорости и увеличения рассеивания пуль. Причём, несмотря на нестабильность оружия при автоматической стрельбе, были получены удовлетворительные результаты по меткости. Несколько подобных приспособлений изготовили и для пулемёта MG.34, но они не выдержали испытаний, разрушившись уже на первой сотне выстрелов. Немецкий 7,92-мм винтовочный патрон оказался чересчур мощным для любого искривлённого ствола.

В июле 1944 г. автомат (штурмовая винтовка) MP.43 со стволом кривизной 90 градусов демонстрировался высшему руководству Вермахта.

В первом варианте нарезной ствол имел несколько газоотводных отверстий. Во время отстрела автомата с криволинейным стволом-насадкой точность стрельбы была вполне удовлетворительной. При стрельбе одиночными выстрелами на дальность 100 м, рассеивание составило 35 см. Живучесть подобного ствола оценивалась в 2000 выстрелов.

При разработке оружия с искривлённым каналом ствола изначально учитывались требования ведения прицельной стрельбы из окопов. Для обеспечения прицельной стрельбы были созданы прицелы двух типов — зеркальные и призменные. Стрельба из кривоствольных автоматов с такими прицелами практически не отличается от стрельбы из обычных автоматов с оптическими прицелами. После появления специального перископического прицела для ствола-насадки Krummerlauf возможности автоматов («штурмовых» винтовок) MP.43 / Stg.44, оснащенных криволинейными стволами-насадками с искривлением ствола на 30 градусов, резко возросли.

Ствол-насадка с кривизной 30 градусов, оснащённый перископическим прицелом, оказался наиболее соответствующим для использования в пехотных частях, но для окончательного решения этого вопроса требовались войсковые испытания. Поэтому было принято решение послать шесть стволов-насадок и два набора трёх различных типов прицельных приспособлений пехотному училищу в Доберитце для их дальнейшей оценки.

После некоторой задержки в середине ноября все устройства были доставлены по назначению. Пехотное училище получило:

• два ствола-насадки с металлическими прицелами, установленными слева, и перископическими зеркальными приспособлениями на стволе;

• два ствола-насадки с металлическим прицелом сверху на стволе и перископическими зеркальными приспособлениями, смонтированными на цевье автоматов;

• ствол-насадку с металлическим прицелом слева;

• ствол-насадку с прицелом сверху на стволе, причём два последних в комбинации с прицельным перископическим приспособлением, смонтированным на стальном шлеме М 42.

На испытаниях предполагалось выбрать лучший вариант, наиболее удовлетворяющий всем требованиям Вермахта. Кроме того, планировалось исследовать живучесть, точность стрельбы и возможность монтажа этих приспособлений в полевых оборонительных сооружениях. Уже через две недели пехотное училище направило в Управление вооружения Вермахта отчёт об испытаниях, в котором говорилось, что ни одна из представленных моделей нового оружия не зарекомендовала себя с положительной стороны. Прицелы не были жёстко закреплены на оружии, что крайне отрицательно влияло на точность стрельбы. Кроме того, они располагались таким образом, что стрелку приходилось держать автомат у бедра, а это, в свою очередь, не придавало оружию устойчивости при ведении огня. Подобные проблемы можно было решить только с помощью специального устройства для стабилизации оружия. Тем не менее пехотная школа признала всё-таки пригодность подобного оружия для вооружения армии.

8 декабря представители Управления вооружения Вермахта, фирм Rheinmetall-Borsig и Zeiss вновь встретились, чтобы обсудить улучшенный вариант искривлённого ствола-насадки Vorsatz J. На этом совещании принимается решение о новых испытаниях трёх моделей этого оружия:

• ствола-насадки с искривлением 30 градусов с призматическим перископическим прицельным приспособлением конструкции фирмы Zeiss,

• ствола-насадки с искривлением 45 градусов, с этим же призматическим перископическим прицельным приспособлением и набором призматических линз.

Улучшенный вариант искривлённого ствола-насадки проявил себя на последних испытаниях не самым лучшим образом. Ствол-насадка с искривлением 30 градусов вышел из строя уже после 300 выстрелов, а стволы с искривлением 45 градусов показали себя ещё хуже. Поломки прицельных перископических приспособлений начались сразу же, после 7 и 10 выстрелов соответственно, а у одной из насадок разорвало ствол после 170 выстрелов. Крепление ствола-насадки на автомате было погнуто, и в целом подобная конструкция выявила чрезмерную отдачу. 24 декабря 1944 г. было решено продолжить испытания только со стволами-насадками с искривлением 30 градусов. Фирме Rheinmetall предписывалось изготовить 200 таких устройств, половина из которых должна была иметь возможность стрельбы винтовочными гранатами.

В то же время, германские оружейники не забывали и о своих танкистах. Это было связано с ростом калибра танковых пушек и габаритов самих бронированных машин, что вело, в свою очередь, к увеличению «мёртвого» (непростреливаемого) пространства до нескольких десятков метров. Кроме того, отказ от турельных пулемётов к этому времени уже стал нормой, так как их шаровые установки ослабляли лобовую броню танка. Следовательно, утратилась и возможность поражения противника в «мёртвом» пространстве. Наряду с этим, немцы учитывали ещё один фактор – в 1944 г. существенно (до 150 м) выросла эффективная дальность стрельбы ручных противотанковых гранатомётов («фаустпатронов»). Она к этому времени достигла пределов «мёртвой» зоны, и поэтому хорошо подготовленные гранатомётчики могли поражать танки, оставаясь относительно неуязвимыми для его пулемётов.

Тогда решили ставить кривоствольные пулемёты в открытой турели на башнях танков. Насадка имела изогнутый ствол длиной 355 мм с искривлением на 30 градусов, а также упрощённые прицельные приспособления, исключавшие ведение точной стрельбы. Но уже вскоре забота о безопасности танкистов во время боя заставила конструкторов отказаться от открытого размещения оружия на башнях танков и использовать его вариант с искривлением канала ствола на 90 градусов.

В конечном итоге фирме Rheinmetall удалось изготовить 100 стволов-насадок, точная конфигурация которых неизвестна. Пехотное училище в г. Графенвор, танковое училище, училище горных егерей и танковое училище войск СС были проинформированы, что они могут получить 25 стволов-насадок у фирмы Rheinmetall после 31 марта, а отчёты об их испытаниях должны быть сданы в Управление вооружения Вермахта к маю 1945 г. Однако к этому времени война уже завершилась.

На негативные результаты испытаний такого, казалось бы, очень многообещающего оружия, каким представлялись в то время штурмовые винтовки Stg.44 (V) и Stg.44 (P), повлияло несколько причин. В первую очередь, насадка с искривлённым стволом деформировала пулю, что вело к значительному увеличению рассеивания. Дополнительным отрицательным фактором стал повышенный износ канала ствола в районе дульного среза, что также способствовало снижению кучности. Живучесть насадок составляла не более 250 выстрелов, причём она уменьшалась пропорционально увеличению кривизны ствола. Поэтому подобное оружие, отклонённое Управлением вооружения Вермахта, осталось только в опытных образцах. Развал германской экономики в последние месяцы войны не дал возможности довести их до внедрения в серийное производство, однако после войны эти образцы послужили основой для разработанных в СССР и США как опытных, так и серийных образцов стрелкового оружия с криволинейным каналом ствола.

Еще в 1944 г., решая проблему устранения «мёртвого» пространства, американские конструкторы создали 11,43-мм пистолет-пулемёт М 3 с кривым стволом. Он мог простреливать «мёртвую» зону впереди и по бокам машины. В том же году «танковый» вариант пистолета-пулемёта М 3 с искривлённым стволом американцы попытались приспособить и для пехоты. Однако, как и у немцев, это кривоствольное оружие так и осталось только в опытных экземплярах.

Тем не менее к его созданию решили подключиться и советские конструкторы. В конце Великой Отечественной войны Красная армия в качестве трофеев захватила некоторое количество германского кривоствольного оружия. На их базе в СССР и были начаты работы по стволам различной кривизны под 7,62-мм пистолетный патрон ТТ, 7,62-мм винтовочный патрон, 12,7-мм крупнокалиберный патрон ДШК и 20-мм патрон авиационной пушки ШВАК. Так, ковровские оружейники создали на основе пистолета-пулемёта ППШ образец с изогнутым на 30 градусов каналом ствола. Однако в ходе исследований была выявлена его совершенно неудовлетворительная кучность даже на дистанция до 100 м. Это было связано с тем, что направление полёта пули не совпадало с продольной осью ствола, потому отдача при выстреле была направлена под углом к самому оружию. Из-за чего оно отклонялось в сторону.

И только через несколько лет отечественные оружейники вернулись к теме «кривоствола», правда, на уже новом этапе развития оружия. Наши конструкторы, вслед за немцами, пришли к выводу о том, что подобное оружие может эффективно работать только с «промежуточным» патроном, поскольку лучших результатов на баллистических стволах удалось добиться с патроном 7,62x39 образца 1943 г. В середине 1950-х гг. советские оружейники приступили к работам над автоматическим оружием под этот боеприпас. Так, в 1956 г. конструкторы ковровского ОКБ-575 разработали проект 7,62-мм ручного пулемёта Дегтярёва РПД, оснащённого криволинейным стволом-насадкой. Наряду с этим, было принято решение разработать проект танкового пулемёта с искривлением канала ствола на 90 градусов. Эта работа была поручена Н. Ф. Макарову, отработавшему все детали кривоствольного узла на базе автомата Калашникова АК, и К.Т. Куренковому, спроектировавшему шаровую установку. Оружие предназначалось для защиты танков на самом близком расстоянии, в «мёртвой» зоне, не простреливаемой штатным пулемётом. Полигонные испытания показали, что созданная конструкторами система может решить проблему обороны аварийного или подбитого в бою танка и что предложенная ими схема размещения установки на люке башни является единственно возможным вариантом. Однако трудности, связанные с открыванием или закрыванием башенного люка, даже при условии предварительного извлечения пулемёта из установки, и другие более мелкие проблемы, вызывали отрицательное отношение к ней самих танкистов. В связи с этим, идея защиты бронированной машины с помощью кривоствольного оружия была признана неперспективной, и все работы в этом направлении были прекращены. К аналогичным выводам пришли и за рубежом.

Кроме того, проверялась возможность и целесообразность создания кривоствольного оружия с помощью насадок-жёлобов и насадок-стволов. При этом угол искривления в процессе исследований менялся в широких пределах, вплоть до 90 градусов. Возможность использования насадок-жёлобов была очевидной, так как, проходя через неё, под действием центробежной силы пуля прижималась к внутренней поверхности жёлоба. Исследованиями было установлено, что оптимальный угол загиба около 30 градусов. При большей кривизне повреждаются специальные пули (трассирующие, зажигательные), и из такого оружия можно вести стрельбу только патронами с обыкновенными пулями. Различие в кучности боя при стрельбе из криволинейного оружия по сравнению с обычным прямоствольным на дальностях прямого выстрела (до 350 м) незначительно.

Больше всего повезло тяжёлому стрелковому оружию – станковым пулемётам. В конце 1940 – начале 1950-х гг. в ОКБ-43 были развернуты широкомасштабные работы по проектированию пулеметов с искривленным каналом ствола для оснащения долговременных фортификационных сооружений. А уже в 1955 г. на вооружение Советской армии принимают сборно-разборную установку БУК-3, оснащённую двумя 7,62-мм кривоствольными станковыми пулемётами Горюнова КСГМ. Это оружие длительное время использовалось в стационарных фортификационных сооружениях на советско-китайской границе.

Несмотря на этот удачный опыт, на несколько десятилетий все работы по кривоствольному оружию были практически прекращены. И лишь в последние годы вновь появился интерес к нему, рождённый в первую очередь участившимися террористическими актами. Совершающие их боевики, как правило, взяв заложников, укрываются с ними в транспортных средствах либо в помещениях. Зачастую уничтожить террористов без риска для захваченных ими людей можно с помощью кривоствольного оружия, действующего «из-за угла». Поэтому в 1997 г. НИИ «Спецтехника» МВД создал «Привод для стрельбы из укрытия» и продемонстрировал его на одной из оружейных выставок. В этом варианте штатный 5,45-мм автомат Калашникова АК-74, смонтированный на станке-треноге, получил возможность дистанционного наведения с помощью рычага. Прицеливание осуществляется с помощью гибкого кабеля-световода, причём его входное отверстие располагается на линии прицеливания (именно там, где располагается глаз стрелка), а окуляр выводится в безопасное для оператора место.

Боевой опыт, наработанный Российскими вооружёнными силами и правоохранительными органами в многочисленных локальных вооружённых конфликтах последнего времени, выявил необходимость создания самых разнообразных образцов подобного оружия. Наибольшую потребность в кривоствольном оружии высказывают миротворческие силы и антитеррористические силовые структуры. Так что кривоствольные стрелковые системы и по сей день не утратили своей актуальности и, возможно, в ближайшем будущем на вооружении Российской армии появятся новые, самые неожиданные образцы такого оружия.

.:: Статистика ::.
Пользователи
HTTP: 4
IRC: 8
Jabber: 1
( состояние на 08:18 )
ADSL-газета: Ежедневно свежие анекдоты, гороскоп, погода, новости, ТВ-программа, курс валют

Интересности из Интернета: Интересные статьи на разнообразные темы, найденные на просторах интернета

Компьютерная консультация

Единый личный кабинет