Проблемы при регистрации на сайте? НАЖМИТЕ СЮДА!                               Не проходите мимо весьма интересного раздела нашего сайта - проекты посетителей. Там вы всегда найдете свежие новости, анекдоты, прогноз погоды (в ADSL-газете), телепрограмму эфирных и ADSL-TV каналов, самые свежие и интересные новости из мира высоких технологий, самые оригинальные и удивительные картинки из интернета, большой архив журналов за последние годы, аппетитные рецепты в картинках, информативные Интересности из Интернета. Раздел обновляется ежедневно.                               Всегда свежие версии самых лучших бесплатных программ для повседневного использования в разделе Необходимые программы. Там практически все, что требуется для повседневной работы. Начните постепенно отказываться от пиратских версий в пользу более удобных и функциональных бесплатных аналогов.                               Если Вы все еще не пользуетесь нашим чатом, весьма советуем с ним познакомиться. Там Вы найдете много новых друзей. Кроме того, это наиболее быстрый и действенный способ связаться с администраторами проекта.                               Продолжает работать раздел Обновления антивирусов - всегда актуальные бесплатные обновления для Dr Web и NOD.                               Не успели что-то прочитать? Полное содержание бегущей строки можно найти по этой ссылке.                              

Охота за «Чёрным Дроздом». Часть 2

Продолжение,начало тут nnm.ru/blogs/veduschij/ohot...

Охота за «Чёрным Дроздом». Часть 2

...мы тогда на самом деле вели «Блэкбёд» — «черную птицу», засекреченный сверхскоростной разведчик американцев. Пилот, как он сказал, решил бежать к нам в СССР, поэтому перелетел через границу, дождался перехватчиков и им подчинился.«А ты-то откуда это всё знаешь?», спрашиваю. «Да уж знаю», говорит. Помолчал и добавил: «Я сам пилотировал тот «Блэкбёд»...

- Извини, перебиваю. А твой оператор не мог увидеть, что этот «незапуск» ты сам вызвал?

- А как бы он увидел? Незапуски случаются время от времени. Достаточно небольшой ошибки в положении клина или створок. Сбой в системе управления, мелкий отказ в гидравлике или электрике — дюжина разных причин. Если бы это была версия «Би», учебная спарка, и если бы во второй кабине сидел опытный пилот-инструктор, то он бы ещё мог понять, что это я. А мой РСО... Рывок самолёта и грохот уже ему всё рассказал. И он видел, что давление в заборнике падает, температура выхлопа растёт... А, да, этих приборов у него нет, это всё я сам видел... А мне, понимаешь, надо было тогда изо всех сил стараться. Самолёт пытался задрать нос, если упустишь угол атаки, то сорвёшься. Тогда останется только самому прыгать. Ещё надо двигатель «держать»: чтобы не запустился автоматически, и чтобы не «сдох». Надо следить за «и-джи-ти», ну, температурой выхлопа. До сих пор помню: выше 950 градусов хоть на 3 секунды, и всё, движку п...ц. Если бы я не справился, мы с тобой сейчас бы не выпивали. Это была целая куча работы, понимаешь? Ну, когда РСО вышел, стало прощё. Уже не надо делать вид, что не могу движок запустить. Угол контролируешь, авто-рестарт левому двигателю, перепускные створки открыть-закрыть и вперёд. Уже на 2 двигателях снизился, выключил ответчик и потом обратно выхожу на эшелон.

- Тебя не могли засечь при этом?

- Нет, вряд ли. В том районе не так много было радаров. При снижении они меня должны были потерять.

- А как самолёт с открытой задней кабиной, не мог разрушиться на трёх «махах»?

— Ну, мог, наверное. Я решил рискнуть. И выиграл. Там всё было как будто обглодано и обгорело, но самолёт выдержал. Меня больше волновало, что расход горючего от этого возрастает. Мы взлетели из Кадены, как обычно, с неполной заправкой, а потом дозаправились от летающего танкера. Баки были полные, но их могло не хватить, профиль полёта неоптимальный... Но назад уже не было пути. РСО катапультировался, я изобразил падение самолёта, потом лёг на маршрут.

- Понятно. И дальше уже дело техники: вышел к нашей границе, связался с ПВО...

- Ох..енное дело техники. Ты хоть представляешь, каково вести самолёт на такие расстояния? Такой самолёт, как SR-семьдесят-мать-его-один, да ещё без карт и без навигатора?

- Подожди, но почему без карт?

- По кочану, как это говорится. Понимаешь, как это было бы — я собираюсь на миссию в Нам, работаю с картами и метеопрогнозом по Юго-Восточной Азии. И вдруг прихожу в секретную часть: дайте, плиз, ещё и карты северного Китая и южной России. Что-то мне любопытно стало, дайте карты почитать, один маршрутик проработать!

- Не обижайся, я ведь не лётчик...

- Ладно, я что-то тоже разошёлся. Просто пойми, что вся идея и тогда выглядела почти невозможной. Сейчас тем более. Даже не верится, что у меня получилось. Как вспомню, сколько всего в голове тогда мог держать... И положение центра тяжести надо учитывать. И расход горючего надо считать, а это на SR-71 так запросто не сделаешь... Ну, понимаешь, расходомеры показывают общий расход, а у нас на SR только часть этого топлива сразу сгорает. Другая часть циркулирует под обшивкой для охлаждения, и потом вернётся в баки. И подсказать некому. Никто не поправит, если ошибёшься... Я решился только потому, что жить было уже противно. Разобьюсь, так разобьюсь. Мне было важнее всего, чтобы меня не раскусили. Пусть разобьюсь. Но главное, чтобы в Штатах никто не знал, что я пытался сделать. Немного совестно было перед товарищами, что ли. Поэтому никакого «связался с ПВО» быть не могло. Я сам занимался ЭЛИНТ, поэтому знал, как легко меня могут засечь и записать американцы. Полное радиомолчание. Никаких следов. Весь маршрут я отработал в уме, ещё пока мы летали над Китаем и были подходящие карты. На рабочей высоте пересекаю Китай, там будут злиться, но очередной протест никто не примет всерьёз. На подходе к вашей границе рабочая высота и скорость «Блэкбёда» уже ни от чего не гарантирует. Поэтому там снижаюсь, прохожу одно интересное образование рельефа, потом снова разгоняюсь и на эшелон. Главное, чтобы меня как можно позже засекли и не успели меры принять. Глупо было бы, если бы ваши сбили меня в тот день.

- С нашего аэродрома взлетали, чтобы тебя опознать и уже потом сбить...

- Да-да, я такого и ожидал. Если ведёшь себя необычно и не слишком угрожающе, то тебя всё-таки постараются визуально опознать перед тем, как начать стрельбу. Два «Фоксбэта» подошли ко мне, и ведущий покачал крыльями. Я ему подчинился.

Охота за «Чёрным Дроздом». Часть 2

[Вот это место мне показалось подозрительным. «Фоксбэт» — это МиГ-25. Очень долго копал в Интернете, чтоб узнать, на каких аэродромах в Казахстане «сидели» МиГ-25-е. Подробных сведений так и не нашёл, но примерно получается, что только в городе Балхаш, да и то – не перехватчики, а разведчики. Я даже не знаю, несут ли разведчики боевое дежурство. Впрочем, есть один правдоподобный вариант, как это могло произойти. Предположим, что как раз в это время на Балхаше были полёты, и как минимум пара самолётов была в воздухе. А тут – нарушитель, скоростной и высотный. Вот и приказали перехватить тем, кто мог это сделать физически. А то, что сбивать нечем – для командования дело десятое, в крайнем случае, могли бы потребовать и на таран пойти. Странно только, что никогда не слышал об этом раньше. Ещё один вариант – Саныч чего-то преувеличивает или скрывает, или для красного словца «Фоксбэты» приплёл. Как раз и голоса в записи были немного заплетающимися. Может, его наши Су-9 перехватили? Но об этом я точно знал бы, это вошло бы в историю полка. Если только засекретили такой случай наглухо… Ещё вариант – на полигон в Сары-Шагане часто прилетали полки со всего Союза на учебные стрельбы боевыми ракетами. И МиГ-25 тоже. Может, один из них (или пару) отправили на перехват. – прим. В. Урубкова]

- А они могли тебя сбить, если бы хотели?

- Я думаю, да. Трудно, но возможно. Чтобы они меня догнали, мне пришлось немного снизить высоту и скорость. Но не очень намного. А их ракеты летают быстрее самолётов. Ваш «Фоксбэт» — это по-своему гениальная машина. Новейший тогда был самолёт. Я потом с ними немного поближе познакомился...

- А как завершился твой перелёт?

- Посадкой, конечно. Я ведь заранее выбрал примерное место, где дать себя перехватить. Куда меня поведут, представлял. Мне несколько раз приходилось летать вдоль ваших границ на вскрытие ПВО, и карты с расположением секретных объектов и аэродромов я изучил хорошо. Как это у вас говорят — «назубок», да? Не стану говорить, какой аэродром выбрал для посадки, тебе это лучше не знать. Полоса там хорошая, от границы достаточно далеко, и с обеспечением секретности всё в порядке, так что меня спрятали.

- Так ты сел в Казахстане или дальше пролетел?

- Я сел в Советском Союзе, а подробности тогда никого не волновали. Это была азиатская часть страны, раз уж хочешь знать. Топлива было мало. И ещё, чем дальше в густонаселённые области, тем дольше я испытываю нервы вашей ПВО. Тем больше шансов, что меня собьют! За пультами люди сидят, у всех семьи есть. Я бы сбил на всякий случай (смеётся).

[Я так понимаю, что выбирал он аэродром в пустынной местности, подальше от жилья и гражданских воздушных коридоров. Судя по направлению, которое указывал Василий — северо-запад от Талды-Кургана — это мог быть Сары-Шаган или Юбилейный. Может, ещё какой-то аэродром, о котором я не знаю. Как уж его прятали от спутников – не знаю: на раскалённый самолёт чехол вряд ли накинешь, со сломанным шасси в ангар не затащишь оперативно. Впрочем, прикатить несколько высоких ремонтных тележек и натянуть на них тент можно быстро. – прим. В. Урубкова]

- А куда потом попал твой самолёт? Почему о нём во время «гласности» не рассказали?

— Не знаю. Ни того, ни другого. Слишком сильно засекретили всё, и от меня тоже. Вряд ли наша старушка «Рэпид Рэббит» ещё поднималась в воздух...

- Почему «Рэббит»?

- Ну, так мой «Блэкбёд» назывался. Что-то вроде имени собственного для самолёта. «Быстрый кролик», если по-русски. У нас на килях ещё были белые кролики нарисованы. Силуэтики такие, ну, как на эмблеме журнала «Плейбой».

Охота за «Чёрным Дроздом». Часть 2
- Так ты не участвовал в его испытаниях у нас?

- Наверное, и не было никаких испытаний. Я сел аварийно. Полоса незнакомая, боковой ветер, и я измучен уже до предела... Выкатился на грунт, снёс шасси. Самолёт был сильно повреждён. И я спину травмировал. Врачи объяснили, что на лётную работу уже никогда меня не допустят. Я ещё в перелёте понял, как слабы мои шансы на лётную работу здесь, в России. Кто доверит самолёт мне, перебежчику? А тогда даже слабую надежду пришлось оставить. Спина до сих пор часто болит. А самолёт... Ну, вывезли куда-то под чехлами. Когда я поправился и язык немного выучил, то много лазил по SR-71 с вашими специалистами и переводчиками. Всё показывал, рассказывал. А потом его вывезли.

- А с тобой что было потом?

- Со мной? Ещё поучили языку, а то я за первый месяц по-русски почти что одни авиационные термины только узнал.

- Кстати, сейчас уже хорошо говоришь по-русски, даже ругаться вон умеешь.

- А ты как думаешь, бл..? Я ведь язык не в университете изучал. Уже сколько лет здесь живу. И лет 20 назад я ещё лучше по-русски говорил, чем сейчас. Почти акцента не было, и английский забывать начал. Потом Америка будто бы сюда за мной пришла. Слова английские повсюду, да и дикторы у вас на радио и ТВ стали хуже, говорят многие неграмотно. Поневоле родной язык вспомнил. Сейчас и акцент у меня усилился, сам замечаю.

- Прости, ты начал говорить, что было после перелёта...

- Ну, после... Надо было просто жить. Дали легенду, документы. «Прибалтом» сделали, чтобы акцент никого не удивлял. Предложили несколько мест для поселения на выбор. Я выбрал Краматорск.

- Почему именно Краматорск, интересно?

- А почему бы и нет? В общем, было всё равно. В Москве или Ленинграде мне не разрешали поселиться. Понятно, почему: там больше шансов, что раскроют. В Сибирь не хотелось, там только «гулаги» и медведи по улицам ходят (смеётся). Память у меня тогда была отличная: когда показали карту, вспомнил, что под Краматорском военный аэродром есть. Сейчас уже нет, а тогда был. Кажется, из-за него и выбрал. Штатским такое не нравится, а мне хотя бы со стороны шум движков послушать иногда. Я даже удивился, что мне Краматорск предложили. Потом понял: город полузакрытый, иностранцев нету, так что меня бы не раскрыли.

- А дальше?

- Что дальше? Получил специальность, устроился на завод. С Катюшей вот познакомился, женился. Просто жил. И живу до сих пор.

- И как впечатления?

- Первое впечатление — удивился, как бедно вы живёте. Магазины полупустые, одежда неказистая... А потом обжился, присмотрелся. И ещё раз удивился — как богато вы живёте, просто в роскоши! Я много где послужил и пожил, мог сравнивать. Вот на Филиппинах или в Таиланде. Да, там магазины ломились от товаров. А дети от голода пухли, попрошайничали на улицах. Я понял: у вас потому были пустые магазины, что все товары были доступны и быстро раскупались. Вы могли себе это позволить. Кажется, у вас тогда в каждой семье ели настоящее мясо и натуральное сливочное масло. Хотя бы детей могли этим кормить. Ваши дети не голодали! Это ведь роскошь, просто вы привыкли и этого не замечали. Если тяжело заболел, то просто вызываешь врача на дом, и не думаешь, как потом счета будешь оплачивать. А это даже по американским меркам роскошь. Оплаченный отпуск целых 4 недели в году. И это самое малое 4, а у кого-то и больше. У нас в Америке даже 3 недели считались роскошью, таким большим отпуском приманивали особо ценных работников... Много чего удивляло тогда, можно долго рассказывать. Всё равно сейчас уже всё по-другому... Да, ещё удивлялся, какие отношения между людьми здесь, в России. Или на Украине, без разницы. Люди у вас тут, как везде, плохие и хорошие, но есть что-то такое, чего я больше нигде не замечал. Вот это и сейчас ещё не изменилось. Трудно рассказать на словах. Просто как-то чувствуешь... Вот, например, случай мне запомнился. В самом начале моей работы на заводе, вывезли нас в субботу всей сменой за город, на автобусах. Всех, кто хотел, и бесплатно. Просто по грибы. У меня ничего нет, ни ведёрка, ни ножика, я вообще в первый раз. Но было интересно, поехал. Я едва знаю только пару человек, но мне тут же дали и ведёрко, и нож. Самое интересное было, когда Толя, мой знакомый, попросил у своего приятеля запасной нож для меня. Приятеля я не знаю, и он меня не знает, а нож у него хороший, складной. Он глаза отводит и говорит, что заржавел нож, не открывается. Толя взял ножик ещё у кого-то, но мне всё это было непонятно. Зачем тот, первый, оправдывался? Зачем соврал про свой нож? Почему просто не сказать, что меня не знает и не хочет одолжить хорошую вещь? Разве он обязан? Я у Толи спросил, он так и не смог объяснить. Только посмотрел на меня с удивлением. И я не понял тогда. Сейчас мне кажется, что уже лучше понимаю. Но в Америке вряд ли так могло быть. Обычаи другие. Там нормально, когда каждый за себя.

- А из КГБ тебя не трепали?

- Ну, следили, наверное. Не очень плотно. Я несколько раз специально уезжал один за город, проверял. Никто за мной не ехал, никто потом не вызывал на допрос. Допрашивали меня только в самом начале. После перелёта, ещё на больничной койке. Да, потом ещё раз, через несколько недель, вызвали к какому-то майору. Он показал американскую газету. Уже не помню какую, но помню, что номер был свежий. Там заметка про разбившийся при посадке на Окинаве «Блэкбёд», и фотография разбитого самолёта.

Охота за «Чёрным Дроздом». Часть 2

На картинке кили были повёрнуты ребром к камере, так что 5-значных номеров и эмблем не видно. Но тот майор дал мне лупу и показал. На двигателях видно было трёхзначные номера. И это были номера нашей «Рэпид Рэббит»! Если бы я сам не разбил «Рэббит» здесь в степи, то поверил бы, что на Окинаве наш самолёт лежит! В заметке были названы имена членов экипажа, они не пострадали в аварии. Это были наши, с Кадены, этих людей я знал. Но это были другие люди, не мы с моим РСО! У меня даже голова закружилась. Не знал, что думать. А майор как раз и спрашивает, что я об этом думаю...

- Фальшивка? Только зачем?

- В этом и вопрос, зачем. Я тогда догадался. Может, конечно, это у вас как-то сфабриковали американскую газету, чтобы мне какой-то непонятный тест устроить. А скорее всего, в американских газетах всё так и было написано... Понимаешь, так могли «прикрыть» гибель нашего самолёта. Он ведь упал где-то в океане. Ну, так должно было считать командование. Места падения так и не нашли. А вдруг он упал на мелководье? Вдруг его будут искать и найдут ваши? Там секретной аппаратуры хоть ж...й ешь. Совсем скрыть пропажу такого самолёта было бы сложно. Вот, чтобы самолёт не искали кому не надо, изготовили макет, сфотографировали и всем объявили, будто наш SR-71 на самом деле рухнул на Окинаве. И нечего его искать, вот он лежит. Логично? Так я и сказал майору. Он кивнул. Мы тоже, говорит, так подумали, но хотели услышать твою версию.

- Ну и как, через столько лет — не жалеешь, что перелетел к нам?

- Никогда не жалел. Катюшу и наших дочурок ни на кого бы не променял. Если я и был где-то счастлив в жизни, то моё счастье здесь.

- Хоть какие-то доказательства у него были?

- Единственное слабое доказательство — показывал он мне нашивку. Одна, говорит, у меня память осталась, тайком от кагебешного куратора с собой забрал. На самом деле «Чёрная птица» там на эмблеме. Может, настоящая эмблема, а может, он сам её как-то сделал — хрен его знает. Сейчас вон для розыгрышей все, что хочешь, можно купить.Она была старая, потрепанная. Красивая эмблема, цветная. Ромбик такой, на синем фоне черный силуэт «Дрозда», за силуэтом красные полосы как будто тянутся. Поверх самолетика надпись «3+».

Охота за «Чёрным Дроздом». Часть 2

Других надписей не было.


.:: Статистика ::.
Пользователи
HTTP: 3
IRC: 4
Jabber: 2
( состояние на 04:28 )
ADSL-газета: Ежедневно свежие анекдоты, гороскоп, погода, новости, ТВ-программа, курс валют

Интересности из Интернета: Интересные статьи на разнообразные темы, найденные на просторах интернета

Компьютерная консультация

Единый личный кабинет